Академик-художник Иван Петрович Трутнев - III. Художественная деятельность И. П. Трутнева, как жанриста и портретиста; его иконы и акварели.

Содержание материала

III.
Художественная деятельность И. П. Трутнева, как жанриста и портретиста;
его иконы и акварели.

Литовская корчмаПереходим к собственно художественной деятельности И. П. Трутнева. Историки русской живописи 5) отводят ему почетное место среди таких русских жанристов, как Маковский, Крамской, Н. Ге, Перов, Коровин и др., которые, как мы сказали, создали школу реальнаго направления. Все картины нашего художника, относящияся к бытовому жанру, можно разделить на две категории: одне изображают великорусский быт, другия взяты из жизни С.-Западнаго края (преимущественно Вильны). В первых И. П. является глубоким знатоком русской народности и жизни, в них он является не только бытописателем, но и психологом. Возьмем первую из этих его картин: «Игра в шашки». Пред нами обстановка зажиточнаго деревенскаго обывателя; в окно глядит светлый, ясный день, на полу весело шумит самовар, выпуская клубы пара. У хозяина дома два гостя: один, повидимому, мещанин, другой отставной солдат, который так усердно курит, что дым, поднявшись к потолку, закрывает от зрителя многочисленные образа и лампады. Гости играют в шашки, и один сделал такой удачный ход, что поставил в крайне затруднительное положение противника и при этом так радостно смеется, что, смотря на него, самому хочется смеяться. Обстановка и все лица очень типичны; хорошо добродушно улыбающееся лицо хозяина. «Игра в носки» переносит нас в какое-то подвальное помещение, где за стаканом вина собрались четверо низшей братии, играют в карты («по носам»); выиграл николаевский солдат и усердно отбивает картами по носу кучера. Полны жизни русские сельские типы в картине И. П. «Аукцион в деревне».

Происходя из мещанскаго сословия, которое всегда отличалось верностью народным традициям, крепостью религиозной веры и любовью к церковности и духовенству, И. П. очень умело изображает быт последняго. Пред нами «Деревенские похороны». Злая, снежная вьюга; не видно не зги... Снег замел дорогу, по ея бокам стоят качаясь тощия вехи. Небо заслонили свинцовыя тучи. В такую пору, как говорится, «хороший хозяин и собаки не выгонит из дому», а по занесенной сугробами дороге тянется печальная процессия: впереди мальчик с церковным фонарем, а за ним труженики земли русской: старенький священник в церковном облачении, повязанный платком сверх скуфьи, с крестом в руке, он весь съежился от холода, ветер безжалостно треплет его седые волосы и епитрахиль. За ним идет занесенный снегом, закутанный в тулуп, с кадилом и книгой в руках дьячек; он своим пением как-будто хочет осилить вой снежной бури. Сзади их, сквозь завесу снежной мятели виден гроб, который несут крестьяне. Картина очень характерна. Из того же духовнаго быта и картина: «Исповедь». Убеленный сединой священник, проникнутый важностью совершаемаго им таинства, выслушивает исповедь юной гимназистки, на лице которой можно прочитать и благоговение и страх. Очень типичен нарисованный И. П. из тогоже быта «Деревенский дьячек» — это портрет исчезающаго теперь типа дьячка добраго стараго времени, когда сельские дьячки носили косички, ходили в особаго покроя длинных сюртуках. Упомянем еще из великорусскаго быта картины: «Сиротка на могиле», «Вдовушка», «Нищий с собакой», и приготовленныя к отсылке на выставку бытовыя сцены: «Искушение», «В ожидании», «Собаки преследуют». Многия жанровыя картины еще не отделаны. Заслуживает внимания глубокая по психологическому содержанию картина «Сократ в темнице» (прощание с учениками пред принятием яда).

Перечислим жанровыя картины, написанныя на местныя темы. Первое место между ними несомненно занимает «Литовская корчма», за которую художник в 1868 г. был удостоен по конкурсу академии почетнаго звания академика (стр. 13). «Толкучий рынок» переносит нас в наиболее характерный уголок г. Вильны, лучше сказать, в центр сохранившейся старой Вильны — на Стеклянную улицу, где перекинутая доселе через улицу арка ясно обозначает затворявшияся на ночь ворота древняго еврейскаго гетто. Здесь собрались торговцы-евреи и разнообразные покупатели. Картина полна движения и очень верно передает уличную жизнь виленской толкучки в базарный день. Нашему художнику вообще удаются еврейские типы. Это можно видеть в картинах: «Накануне шабаша», «Подвальныя трущобы», «Евреи — талмудисты», «Евреи в синагоге», «Казимировская ярмарка». Картина под названием: «Ягодка поспела», также из местнаго быта, изображает ксендза, ухаживающаго за крестьянской девушкой, принесшей ему зрелыя ягоды. Слащавое лицо ксендза и стыдливое смущение девушка переданы очень живо. К местным сюжетам относится и картина «Плотовщики на р. Вилии».

Отметим картины И. П., написанныя на злобу дня и отражающия общественную жизнь России. Как горячий патриот, он не мог быть равнодушен к совершающимся событиям и отзывался на них своей художественною кистью. Мы уже говорили о его картине: «Крестьянин, благословляющий сына в ополчение во время севастопольской обороны». Эта картина, хорошо написанная, верно схватывала переживаемый момент, почему привлекала на выставку многочисленную публику и была впоследствии напечатана почти во всех иллюстрированных русских изданиях.

Когда в 1906 г. художнику пришлось пережить тяжелую русско-японскую войну, он снова отозвался на нее картиной: «Проводы новобранца на Дальний Восток», но уже в другой обстановке. Недавнее освободительное движение с его уродливыми проявлениями, особенно ярко выразившимися на окраинах, вызвало ряд жанровых картин сатирическаго содержания, ясно показывавших, на сколько сочувствовал художник этому движению. Таковы: «Гвалт» (сцена из виленской уличной жизни 1905 г.), «Рабочий вопрос», «Под охраной» (изображен кн. Оболенский под охраной финляндца — часового и наряженнаго швейцаром Михелина), «Выпроваживают» (из той же современной жизни Финляндии: Герард и Михелин выпроваживают русских жителей из Финляндии) 6).

По связи с жанровой живописью И. П. скажем несколько слов о его портретах. Художнику в провинции, как и врачу, не приходится сосредоточиваться на своей специальности, но, с одной стороны, материальная нужда заставляет его искать заработка и вне прямой специальности, с другой — такия требования идут от самого общества, обыкновенно мало различающаго жанриста от портретиста. Такова же судьба и И. П.: ему, кроме бытовых картин пришлось написать немало портретов, икон и пейзажей. В продолжительный период своей художественной деятельности он написал множество портретов русских императоров и местных выдающихся деятелей стараго и недавняго времени. Если бы их собрать все вместе, то получилась бы обширная галлерея. В Вильне едва ли найдется такое учебное заведение, где бы не было царских портретов его работы, они украшают также стены многих присутственных мест края, его портреты исторических деятелей С.-З. края украшают виленский музей древностей. Надо добавить, что И. П. много портретов писал с натуры, напр., портрет своей жены Наталии Николаевны Трутневой, свой собственный, гр. А. Толстова, Н. А. Сергиевского, В. Н. Троцкаго и др., большинство же представляют копии. Оне конечно не все одинаковаго достоинства, между ними несомненно есть работы и послабее, но, по признанию специалистов, даже и такие вполне удовлетворяют существенным требованиям искусства. Надо еще прибавить, что И. П. очень многие портреты писал безплатно. Так написан напр., им недавно для виленскаго Св.-Духовскаго братства портрет ревнителя православия кн. К. К. Острожскаго ко дню 300-летия со дня его кончины. Но нигде так рельефно не проявилось направление таланта и личность нашего художника, как в его картинах церковнаго жанра — в церковной живописи и иконописи. Мы уже сказали, что по самому своему происхождению и воспитанию он с детства был человеком религиозным и церковным. Студия, школа и церковь — вот три этапа в жизни И. П. Трутнева и даже трудно сказать, какому из них он уделил больше своего таланта, особенно, если принять во внимание, что он свыше 20 лет был церковным старостою виленскаго древняго Пречистенскаго собора и написал множество икон и целых иконостасов. Между последними первое место несомненно занимает иконостас Пречистенскаго собора (свыше 70 икон), затем И. П. писал иконы для иконостасов домовых виленских церквей: в первой гимназии и в Мариинском высшем женском училище. Иконы И. П. имели широкое распространение не только по всему С.-Западному краю (в Ковне, Минске, Гродне и других многих городах и селах), но также и за пределами его, напр. в Холме (3 иконостаса), Люблине (два иконостаса) и в Варшаве. Многия из этих икон написаны нашим художником безплатно. За реставрацию иконостаса в Мариинском училище он имеет благодарность от министра народнаго просвещения, а за иконы, пожертвованныя в храм при варшавской тюрьме, он был награжден орденом Св. Анны второй степени. В церковной живописи, особенно иконописи, И. П. держался правила, высказаннаго еще древним новгородским иконником: «не описывать Божества от самоизмышления своими догадками, но держаться с превеликим тщанием образцов древнейших иконописцев». 7) Стоит только побывать в величественном митрополитальном Пречистенском соборе и посмотреть на эти стропе лики святых, чтобы убедиться, насколько наш художник был проникнут правилом древняго иконописца и вдохновлен образцами византийскаго письма. Кроме иконописи у И. П. были очень удачныя попытки в области церковно-историческаго жанра. Первое место здесь несомненно принадлежит его картине «Св. виленскаго мученика Антония ведут на казнь». Художнику очень долго пришлось разыскивать, изучать данныя о костюмах древней литовской Руси и в этом отношении он достиг хороших результатов. Но главное достоинство этой картины не в ея исторических деталях, но в изображении трогательнаго прощания братьев пред вечной разлукой, их лица, полныя глубокой веры и готовности пострадать за Христа. Типичен литовский жрец и страж тюрьмы.

От живописи И. П. Трутнева перейдем к его акварели, которой он с любовью отдается последние годы, когда, отказавшись от уроков рисования в учебных заведениях, он всецело отдает себя рисовальной школе и художеству. Акварелью наш маститый художник пишет почти исключительно пейзажи. Перечислить их все весьма затруднительно, так их много. Художник передал полотну наиболее красивыя окрестности Вильны, виды своей небольшой дачки, виды Крыма, Кавказа, рижскаго взморья и пр. Некоторые из пейзажей, напр. «Сакристия виленскаго Бернардинскаго костела», написаны масляными красками. Отличительною чертою пейзажей И. П. является их правдивость, — соответствие действительности и жизненность: почти на каждом из них можно встретить человеческия фигуры в тех или иных положениях. В этом сказывается природный жанрист, который не может удержаться от того, чтобы не оживить природу элементами жанра. Из пейзажей, как и жанровых картин, есть более слабые, но за то много художественных полотен, которыя неоднократно фигурировали на выставках и встречали одобрение со стороны лиц компетентных.

2016 Свято-Евфросиньевский приход.

Please publish modules in offcanvas position.